медиа-центр IPC - Феодосия

Home » Интервью, обзоры » Юрий Шевчук: «Рок играть — это сложно»

Юрий Шевчук: «Рок играть — это сложно»

Узнав о концерте бессменного лидера группы ДДТ Юрия Шевчука в Феодосии, мы решили взять интервью у российской рок-легенды.  Желание пообщаться с музыкантом побудила любовь к музыке. К тому же, это первый визит ДДТ в наши места.

Юрий Шевчук и его группа выступили в концертном зале «Звездный» с новой программой «Сольник» 1 августа. После концерта лидер группы согласился с нами пообщаться. Мы говорили о музыке, шоу-бизнесе, жизни…

Что ж, читайте Юлиановича…

DSC03843

«За три года море вижу первый раз»

В Феодосии не был ни разу. Приехать сюда – идея нашего киевского друга. Мы с ним давно работаем. Сделали вот с ним в феврале огромный проект «Иначе». Также есть у нас небольшой камерный «Сольник». Это две программы, с которыми мы ездим по стране и миру. Сюда «Иначе» не привезти. Это серьезное огромное рок-шоу, которое мы делали два года. Ну а вот для таких хорошеньких городов как Феодосия мы сделали «Сольник». Там есть и авторская песня, и джаза немного, и камерной музыки, и рока в конце. Сегодня на концерте бабушки и дедушки аж присели. Громковато, наверное, слишком бурно. С другой стороны, они же никогда не придут на рок-концерт. Поэтому мы их немножко провели.

Я вообще море за три года вижу первый раз. Мы много работаем над программами, альбомом, над всем. Вот программа «Иначе» тяжело нам далась. Поэтому у нас будет первый отпуск за три года. Дня три в Алуште поживу, потом уеду к себе на дачу под Питер. Там буду что-то думать, как жить дальше.
Мы хотели в Крыму делать концерты в пяти-шести городах. Но у нас должен был быть большой европейский рок-фестиваль в Болгарии. А потом расхотели на него ехать. Мы просто послали… Ну устали уже. На следующий год, дай Бог, приедем в другие города.

«Смех и радость мы приносим людям»

Публика в Феодосии в центре зала была, конечно, тяжелая. В смысле, что она не привыкла реагировать бурно. Люди сидели такие – с чувством собственного достоинства. Но, в конце концов, они тоже встали. И нормально. Везде люди. Не бывает плохой публики. Бывают плохие танцоры, которым известно, что мешает. Практически любую публику мы ставим на уши в конце концерта. Даже если кто-то не хочет вставать с места, в итоге все равно встает.

Мне нравится, когда в зале сидят люди, когда мы стоим на сцене. И в конце получается какое-то совместное удовлетворение от происходящего. Это очень важно для нас. Сегодня это произошло. Так же произошло и в Севастополе, и в Ялте. Везде люди танцевали и вместе с нами пели. Это же главное. Как говорили те чуваки из мультфильма: «Смех и радость мы приносим людям».

Вначале мы про смерть поговорили. Ведь программа «Сольник» составлена от смерти к жизни, любви. В отличие от поп, которые сразу начинают позитив: «Чуваки, где ваши ручки?» Хрень попсовая. Или там: «Девочки, девочки давайте!». Ужас такой. Мы начинаем сурово. От лирики, серьезности бытия, жизни. Ну а в конце все равно доходим до позитива. Но позитив нужно выстрадать. Такой – настоящий, серьезный, прочувствованный…Вот так.

«Мы сами ничего не выбираем, а свобода – это выбирать»

Свобода – это страшная вещь. Многие люди ее боятся. А почему? Потому что работает самый главный инстинкт человека – инстинкт самосохранения. Человек боится того, чего не знает. Многие люди боятся будущего, опасаются, что там будет в этом будущем. Они держатся за прошлое. Посмотрите, какая у нас ностальгия по Советскому Союзу. Потому что люди знают прошлое, они там жили. Худо-бедно, но жили. А будущее – страшно. А свобода – это будущее, свобода – это мечта. А мечтают кто? Юноши и девушки. Вот такие как вы. Вот вы не боитесь будущего. А человек моего возраста уже бояться будет. Ему хочется, чтобы все было так, как было. Понимаете? И свобода здесь – очень тонкая вещь.

Вообще, как сказал один французский философ: «Человек осужден быть свободным». Но это очень тяжело. Потому что когда ты свободен, нужно самому выбирать между добром и злом. Когда какой-то начальник за тебя думает, ты не выбираешь. Ты идешь туда, куда тебя ведут. И мы к этому привыкли. Генеральный секретарь, президент, политики… Ведут налево или направо. И мы за ними идем. Мы сами ничего не выбираем, а свобода – это выбирать. И выбирается… все. Выбирай политику, социальную систему, которая тебе по душе, выбирай любовь, выбирай все.

Свобода – это страшная ответственность. И многие люди ее просто боятся. Не думать, не выбирать, не размышлять. Пускай все идет, как и дано. Моя хата с краю, ничего не знаю. Но это инстинкт самосохранения. Поэтому свобода пока что-то не очень приживается ни в Украине, ни в России. Потому что люди боятся.

Вот вы родите детей, они будут абсолютно другими. Сейчас молодежь уже другая. В Москве, Питере… Другая. Ну, я же вижу, общаюсь… Они уже меньше боятся, больше думают, как жить. Больше самостоятельности у молодежи, чем вот в мои времена было, это точно. Вы свободны, потому что вы знаете, что кроме вас ничто за вас никто не сделает. Так это и есть стояние над бездной свободы выбора. Но это трудно старшему поколению. Они к этому не привыкли. Их нельзя в этом обвинять, что они хотят прошлого. Потому что они так привыкли. И все. Я никого не ругаю, никого не обвиняю ни в чем. Я уповаю на молодежь, потому что вы это понимаете, что кроме вас за вас никто ничего не будет делать. Ничего.

«Нормальная жизнь… Какой тогда была, такая и сейчас»

Я хочу вам сказать, что в Украине, конечно, нет такого Путина безумного, который сейчас гайки закручивает в России, но ваш Янукович тоже не подарок. Я думаю, что менталитет примерно одинаковый у нас. Есть такая поговорка «Рая на земле никогда не было и не будет». Всегда будут люди страдать, мучатся от беззакония, социальной системы, человеческих отношений. Это всегда было. Это нам кажется, что 19-й век был золотой. Ведь тогда тоже страдали люди, но по-другому. Это философия, это жизнь. Все равно радоваться хорошим вещам и быть счастливыми нам никто не запретит.

В советское время меня вообще допрашивали в КГБ. У нас, кстати, сейчас Путин вернул закон о клевете. Я как раз по ней проходил. Вцепились в мои песни. Ну, типа «Не стреляй!», «Свинья на радуге». Обвиняли в клевете на советскую систему. Это статья 193 – три года тюрьмы, пять лет ссылки. Сейчас Путин вот у нас вернул этот закон. Печально… Пытается закрутить, закрутить… Пытается Россию двинуть в прошлое. Нам это не нравится. Мы бьемся, боремся, ходим на Марш несогласных, протестуем, поем песни… Нормальная жизнь. Какая тогда была, такая и сейчас.

«Жить, а не существовать»

Кроме социальных, политических проблем есть просто жизнь. С другой стороны нельзя быть фанатиком. Ни религиозным фанатиком, ни политическим, ни социальным. Нельзя свою жизнь устраивать как борьбу. В жизни еще есть масса хороших вещей. Бродский сказал: «Человек, не забывай об истинном масштабе существования».

Выключи телевизор. Мир огромен и прекрасен. Есть море, любовь, дружба… Есть много вещей, мимо которых нельзя проходить. Не будь Рахметовым. Глупо спать на гвоздях все время и сутра до ночи бредить о революции. Ты, в результате своей этой борьбы, можешь потерять все человеческое, и для тебя инакомыслящий человек, который с тобой не согласен, превращается в твоего врага. И чем ты лучше того злого дракона, с которым ты дерешься? Ты сам превращаешься в этого злодея.

Вспомните, сколько революционеров со светлыми идеями шли просто в мир, чтобы облегчить состояния людей. В конце концов, эти же революционеры загоняли потом людей в концлагеря. Начиная от французских революций и кончая всеми нашими революциями. Это очень тонкая вещь, как остаться человеком. А когда ты широк, когда видишь мир, не только плохое, но и хорошее, то можешь просто быть человеком. Прежде всего, нужно самому меняться, а не людей менять вокруг себя. Потому что все революционеры пытаются изменить мир, а надо начинать с себя. Добрее самому становиться.
Вот я очень вспыльчивый человек. Бьюсь с самим собой, пытаюсь, потому что я знаю, что самого себя нужно изменить. Самое сложное – себя понять и изменить. Это самая сложнейшая победа. Ни кого-то там, а себя. Вот у меня получается не всегда.


«Попса задает вопрос: спать или не спать. Рок-н-ролл задает вопрос: быть или не быть».

Нужно задавать себе вопросы: кто я? что я? какого хрена я здесь делаю, на этой земле? что я хорошего сделал не только себе, но и людям? Нужно задавать вопросы самому себе, начинать думать самому, а не читать ответы с заборов попсовых.
Они (попса) народ уродуют. А что, не так что ли? Они заставляют народ не думать, а… Это типичные представители обществопотребления. Я не люблю. Так и передайте им. Они под фонограмму поют, врут. Надо петь живьем всегда. Если наша попса живьем запоет – уши завянут у половины страны. Они как молодежь воспитывают? «Чувак, много денег…». Что-то есть, но все равно основное – это деньги. Но это же неправильно. Душа главное, а не деньги. Деньги должны быть, мы не против колбасы, но это все на втором месте, на третьем, но не на первом.

Люди, которые начинают считать свое творчество и ставить на полки, у них уже, как правило, уже творчества то и нет. Они пишут воспоминания, начинают трепетать от наград каких-то… Это фигня. Тот же Бродский говорил, что художник не думает о том, что он сделал, а он думает о том, над чем он сейчас думает. Простите за тавтологию, но это точно. Он этим живет. То, что сейчас у него на сердце, в душе, вот это важно. И настоящий художник, творец не думает о том, что он сделал. Ему интересно настоящее. То, что сейчас творится. Это самое главное.

И напоследок…

Переживая эпохи, события, изменения, группа «ДДТ» начиналась в одни времена и продолжалась в другие. Так уж повелось, что Юрия Юлианыча все постсоветские рокеры считают честью и совестью этого музыкального жанра. Для многих русский рок начался именно с песен Шевчука. Он идет своей дорогой, и народ его любит за то, что он настоящий. За то, что всегда говорит что думает. За то, что не устает взывать к совести в стране. За то, что мешает нам спать в уютных креслах перед телевизорами. И, наконец, за то, что продолжает бороться за человеческое в нас, несмотря ни на что. Чувствуя время, музыканты делятся своими соображениями о мире и, с мало кому свойственной в русском роке бунтарской натурой, пытаются что-то изменить…

Позвольте завершить статью, на мой взгляд, отлично сказанными словами своей коллеги. «На его лице отпечатана жутчайшая жизненная усталость. И коли хочется ему на старости лет, хоть отчаянно, но пытаться бороться, пусть борется. Уж лучше что-то делать, чем ничего…».

автор Юлия Наливайко

фото Юлии Олейник